Трансформация «Восточного партнерства» после Рижского саммита неизбежна

вт, 06/02/2015 - 15:28

Еще 2 месяца назад, когда в прессу просочился первый черновик декларации Рижского саммита Восточного партнерства, стало ясно, что ожидать принятие каких-либо прорывных решений в рамках данной инициативы в Риге не стоит. Наблюдатели даже успели охарактеризовать Рижский саммит, как саммит несбывшихся надежд и разочарований. Прежде всего, несмотря на ожидания, Украина и Грузия не получили безвизовый режим с ЕС, а высшим приоритетом в отношениях между наиболее амбициозными членами Восточного партнерства (Молдова, Грузия и Украина) и Брюсселем была обозначена имплементация Соглашения об ассоциации и зоны свободной торговли с ЕС, естественно, без какой-либо перспективы членства в нем, что явно не соответствовало их ожиданиям. Еще в 2009 году, когда учреждалось Восточное партнерство, были очерчены пределы данной инициативы, в соответствие с которыми ЕС не ставил задачу подготовки шести постсоветских государств к членству в ЕС, а лишь стремится к созданию пространства стабильности, процветания и безопасности на своих восточных рубежах.

Украинский кризис весьма отчетливо продемонстрировал, что с данной задачей Восточное партнерство так и не справилось. К тому же стало очевидно, что первоначальные стратегические цели Восточного партнерства (заключение Соглашения об ассоциации и создание зоны свободной торговли с ЕС) стали недоступными для ряда государств-участников данной инициативы. Беларусь и Армения не могут подписать Соглашение об ассоциации и создать зону свободной торговли с ЕС в силу своего членства в ЕАЭС, Азербайджан вообще настаивает на эксклюзивном двухстороннем формате отношений с ЕС через заключение соглашения о стратегическом партнерстве. Несмотря на высокие евроинтеграционные амбиции, Украины и Грузии, которые заключили Соглашение об ассоциации и вошли в зону свободной торговли с ЕС, динамика реформ в этих странах оставляет желать лучшего. По этой причине, кстати, Украина и Грузия не получили безвизового режима с ЕС по итогам Рижского саммита.

В этой связи назрела необходимость не только переосмысления и трансформации Восточного партнерства, но и всей Европейской политики соседства – инструмента, с помощью которого ЕС выстраивает свои отношения с государствами, находящимися вдоль своих границ.

Поэтому не стоило ожидать принятия каких-либо существенных решений в рамках Восточного партнерства на саммите в Риге. Брюссель недавно инициировал масштабные консультации по вопросам реформирования Европейской политики соседства и Восточного партнерства как одного из ее измерений, первые результаты которых станут известны только осенью 2015 года. При этом в контексте данных дискуссий иногда даже озвучивается достаточно радикальная позиция, согласно которой Восточное партнерство как формат может быть просто растворен в рамках общей Европейской политики соседства, тем более, что такие центральные европейские государства, как Германия, Франция, Великобритания и ряд других не совсем понимают, зачем нужно Восточное партнерство. В свое время Польша и Швеция стояли у истоков данной инициативы, для которых восточный вектор внешней политики исторически всегда имел одно из приоритетных значений.

Однако общая тенденция, проявившаяся в ходе консультаций по вопросу реформирования Европейской политики соседства заключается в том, что она должна стать более дифференцированной, чтобы более глубоко учитывать страновые особенности и даже региональный контекст при выстраивании отношений с соседними странами. Тоже самое касается и Восточного партнерства, как измерения Европейской политики соседства. Его реформа предполагает более дифференцированный подход к государствам-участникам Восточного партнерства.

Тем не менее, несмотря на достаточно скромные результаты Рижского саммита, Беларусь получила некоторые символические дивиденды. Прежде всего, участниками саммита, в том числе и ЕС, был отмечен вклад Беларуси в способствование переговорам по Украине. Был констатирован прогресс в рамках подготовки к подписанию Соглашения о фасилитации (упрощении) визового режима и соглашения о реадмиссии, а также Партнерства по мобильности. Участники приветствовали присоединение Беларуси к Болонскому процессу, а также прогресс в переговорах между ЕС и Беларусью в рамках Временной фазы модернизации (специальный формат консультаций между официальным Минском и Брюсселем по вопросам модернизации белорусской экономики, торговли и инвестиций) и возобновление консультаций по правам человека. Европейские партнеры высоко оценили предложение Беларуси создать специальную панель по гармонизации цифровых рынков и организовать первую министерскую встречу Восточного партнерства по цифровой экономике, которую планируется провести в июне этого года в Минске. К тому же между Беларусью и Европейской комиссией было подписано Соглашение о механизме раннего предупреждения в сфере энергетики.

Изначально планировалось, что на Рижском саммите Беларусь и ЕС наконец-то парафируют (утвердят) текст Соглашения о визовой фасилитации, в результате которой стоимость шенгенских виз для белорусов снизится с 60 до 35 евро). Однако незадолго до саммита совершенно неожиданно для белорусской стороны Германия и Франция предъявили к Беларуси новое требование к дипломатическим паспортам – переход на биометрический стандарт. Обычно, такие требования к партнерам предъявляются со стороны ЕС на финальной стадии визовой либерализации, предполагающей отмену шенгенских виз, о чем в случае Беларуси говорить пока преждевременно. В данном контексте это достаточно странные требования.

Несмотря на данный казус, всё же перспектива подписания соглашения о визовой фасилитации и реадмиссии до конца этого года сохраняется. Белорусы уже давно ждут снижения цен на шенгенские визы, сохраняя четвертое место в мире по числу полученных виз в абсолютном выражении и первое – в относительном (в расчете на человека). Общее число выданных белорусам шенгенских виз в 2014 году составило 880 тысяч.

Визовый вопрос – не единственный в повестке дня белорусско-европейского сотрудничества, по которому наметился прогресс. Уже почти год действует особый формат отношений между официальным Минском и Брюсселем «Временная фаза модернизации», в рамках которого обсуждаются перспективы модернизации белорусской экономики, углубления торговых и инвестиционных связей. Несмотря на некоторый прогресс, камнем преткновения в белорусско-европейских отношениях по-прежнему является вопрос политзаключенных, которых белорусские власти отказываются признавать таковыми, а Европейская сторона настаивает на том, что полноценная нормализация отношений возможна только после решения данного вопроса, а также проведения президентских выборов в соответствие со стандартами ОБСЕ.

Так или иначе, если стороны действительно заинтересованы в дальнейшем развитии отношений, они найдут приемлемую формулу решения данной проблемы. Сегодня белорусские власти демонстрируют свое желание провести президентские выборы в соответствие с международными стандартами, чтобы их результаты наконец-то были признаны западными государствами, что будет иметь очевидный положительный эффект для дальнейшего развития отношений Беларуси и с ЕС, и с США. Однако главный вопрос заключается не в том, как будут проходить сам избирательный процесс, а в том, что будет происходить после закрытия участков для голосования. Ведь именно события вечера 19 декабря 2010 года на Площади Независимости, последовавшие после окончания голосования на президентских выборов, надолго предопределили кризис в белорусско-европейских отношений...

Арсений Сивицкий, директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований

Источник: Информационно-аналитический портал Союзного государства