Томагавки, Трамп и Кремль: что происходит в Сирии

пн, 04/10/2017 - 03:00

«Внезапный» ракетный удар американских Вооруженных сил по авиабазе Шайрат в Сирии нужно рассматривать в контексте урегулирования сирийского кризиса, который идет последние несколько лет.

Асада предупредили, но свергать не собираются

Несмотря на достигнутые соглашения о прекращении огня, Дамаск в последнее время последовательно нарушал перемирие. Режим Асада начал проводить полномасштабную операцию по зачистке территорий от оппозиционных воинских формирований, апогеем которой стала бомбардировка химическими боеприпасами поселка Хан Шейхун в провинции Идлиб.

Вероятно, сирийский лидер подумал, что он и дальше может безнаказанно проводить свои военные операции.

Удар со стороны США связан, в первую очередь, с желанием наказать Асада за нарушение перемирия. Сыграла свою роль и химическая атака на Хан Шейхун – использование химического оружия еще при Обаме американской стороной была обозначена как «красная черта», которую переходить нельзя. Трамп вспомнил этот термин, объясняя удар США по военной базе правительственных войск Сирии.

Поэтому – это недвусмысленный сигнал Асаду и тем сторонам, которые его поддерживают – Ирану и России, – что США будут вмешиваться военным путем в сирийский конфликт, если Дамаск продолжит эти «красные линии» пересекать.

При этом первые комментарии официального Вашингтона (и самого Трампа, и госсекретаря Тиллерсона) говорят с одной стороны о том, что удар США не является некой подготовкой для свержения режима Асада военным путем, а с другой, что такая опция возможна.

Россия разделяет мотивацию американского удара

Обратите внимание на российский фактор. Несмотря на российское присутствие в Сирии, Кремль не смог стать гарантом того, что Асад будет выполнять свои обязательства по сирийскому урегулированию в части прекращения огня.

Путин с Обамой договорились о химическом разоружении Сирии, и именно российская сторона выступила гарантом того, что Дамаск избавится от всего химического оружия. Но, оказывается, Асад вывел не все химическое оружие из страны.

В связи с этим есть две версии: либо российская сторона не смогла добиться от сирийских властей выполнения этих соглашений, либо Россия и не собиралась этого добиваться.

В любом случае, между Москвой и Вашингтоном идет закулисная игра. Это подтверждает тот факт, что, по словам американской стороны, США за 24 часа до удара, предупредили Россию о предстоящей акции и объяснили ее необходимостью ответа на химическую бомбардировку Хан Шейхуна. Так как Россия не вмешивалась и не пыталась оказать противодействия – ни политического, ни военного – можно сделать вывод: российская сторона разделяет мотивацию этого американского удара.

Военно-политическое руководство РФ пока не делало заявлений по этому поводу (был лишь комментарий пресс-секретаря Кремля). Российская система ПВО, которая развернута в Сирии, практически ничего не предприняла, чтобы хотя бы частично предотвратить эти «агрессивные атаки» США. Так что можно сделать вывод, что Россия воздержалась от вмешательства в этот инцидент.

Да и заявление Минобороны РФ о том, что данная система ПВО защищает лишь российскую группировку, которая развернута в Сирии, говорит о противоречиях, на которые следует обратить внимание.

Вот такой «союзничек»

Формально Сирия является союзником России – а это значит, что агрессия против Сирии формально означает агрессию против России. Но Москва ничего не сделала для того, чтобы эту агрессию предотвратить.

Для Беларуси это должно быть показательно. Это говорит о том, что союзничество с Россией не гарантирует нам защиту со стороны восточного соседа в случае возникновения какой-то конфликтной ситуации.

Очевидно, что если по каким-то геополитическим, экономическим, политическим соображениям России не выгодно заступаться за своих «союзников», она не будет это делать, хотя формально, исходя из заключенных двусторонних соглашений, должна это делать.

Это не в первый раз, когда Россия не препятствует проведению военных операций против своего союзника – Сирии. Так, ВВС Израиля достаточно спокойно залетают в сирийское воздушное пространство для нанесения ракетно-бомбовых ударов против инфраструктуры и подразделений сирийских Вооруженных сил, Корпуса стражей исламской революции и Хезболлы, не испытывая при этом никаких трудностей и ограничений с российской стороны.

Это также свидетельствует о том, что реальные цели и мотивы военного присутствия России в  Сирии имеют иные мотивы, выходящие за рамки пропагандистских штампов о защите сирийского союзника.

И это говорит о том, что российская игра в Сирии гораздо сложнее, чем кажется. Особенно на фоне активных контактов российской стороны с Израилем, Турцией и монархиями Персидского залива, которые, по сути, являются главными врагами Сирии и ее стратегического союзника Ирана в регионе.

Оттепели в отношениях США и России ждать не стоит

Совершенный американцами удар также свидетельствует о том, что США готовы разговаривать с Россией с позиции силы, о чем уже неоднократно заявлял Пентагон.

В ближайшее время не стоит ожидать серьезных улучшений американо-российских отношений.

То, что мы наблюдаем на поверхности вопроса, показывает, что Россия в последнее время запустила свою пропагандистскую машину, благодаря чему Трамп превращается из большого друга России в одного из главных врагов. Это тоже симптоматичный сигнал, свидетельствующий о том, что российское общественное мнение готовят к ухудшению отношений между Вашингтоном и Москвой.

Но не стоит смотреть на проблематику американо-российских отношений так примитивно. За кулисами контакты между сторонами продолжаются. Они продолжаются даже после заявлений российской стороны о выходе из соглашений об обмене информации для предотвращения инцидентов между ВВС. Существуют и другие каналы коммуникаций по ситуации в Сирии, ведь переговорный процесс по урегулированию конфликта не приостановлен.

Но общий фон отношений между США и Россией будет охлаждаться. Прежде всего, это связано с тем, что аппаратные позиции американского истеблишмента гораздо сильнее личной позиции главы Белого дома, как бы он не относился к России и лично к Путину.

Скорее всего, система сдержек и противовесов, которая работает в США, и дальше будет оказывать давление на Трампа по сдерживанию России. Это, в частности, заметно по последним перестановкам в команде президента США.

Также интересно, что буквально за день до удара по сирийской военной базе из постоянного состава Совета по национальной безопасности был исключен Стив Бэннон, старший советник президента США и главный стратег Белого дома, который является сторонником нормализации отношений и стратегического партнерства с Россией.

Это свидетельствует о том, что планы 45-го президента США, которые изначально были направлены на улучшение отношений с РФ, будут постепенно сворачиваться. Позиция аппаратной группы силовиков США, выступающей за сдерживание России и разговор с ней на более жестких позициях, усиливается.

Опубликовано на сайте Journalby.com.