Новые оси мировой политики

чт, 12/12/2013 - 04:51
Новые оси мировой политики

На фоне надвигающейся очередной волны мирового финансово-экономического кризиса, которая может обрушиться на мир уже в первой половине 2014 года, происходит радикальная трансформация глобального международного политического ландшафта. На мировую арену выходят новые коалиции государств и транснациональных акторов, помыслить о возникновении которых еще два месяца назад представлялось невозможным. Сирийский кризис расставил все на свои места, и именно его можно взять за точку отсчета формирующегося нового международного порядка, в основу которого лягут несколько коалиционных осей мировой политики: США-Россия-Иран-Индия и Саудовская Аравия-Израиль-Франция-Пакистан-Китай. Для Беларуси это, как минимум, означает необходимость заново самоопределять себя в пространстве новых международных координат.

 

Ось США – Россия – Иран: как Россия и США разыграли «сирийский гамбит», чтобы помириться с Ираном

С самого начала гражданской войны в Сирии Россия и США активно взаимодействовали по сирийскому вопросу. Апогеем этого сотрудничества стал разработанный американским военно-политическим руководством план химического разоружения Сирии, но озвученный президентом России Владимиром Путиным во время сентябрьского саммита G20 в Санкт-Петербурге.

Сначала казалось, что цель сотрудничества США и России по сирийскому вопросу – не дать конфликту перерасти в региональную катастрофу. Однако сегодня становится очевидным, что Россия и США блестяще разыграли партию под названием «сирийский гамбит», главной сутью которого была готовность США пожертвовать планами военной интервенции во имя реализации инициативы по химическому разоружению Сирии для того, чтобы втянуть в прямые переговоры Иран. Дело в том, что Сирия является не просто дружественной страной, но и стратегическим рубежом безопасности для Ирана.

Как уже ранее нами сообщалось, на протяжении последних месяцев сирийского кризиса вплоть до анонсирования российско-американской инициативы по химическому разоружению Сирии Россия выполняла роль посредника в организации прямого переговорного процесса между Ираном и США. Кстати, существование тайного канала между Ираном и США было подтверждено информагентством The Associated Press сразу после того, как Иран и шесть мировых держав подписали соглашение в Женеве. По сообщению Associated Press, Израиль был официально проинформирован о проведении тайных переговоров всего два месяца назад, через полгода после их начала.

Подготовка переговорного процесса, согласно израильским источникам, выглядела следующим образом. Сначала группа экспертов, возглавляемая заместителем министра иностранных дел России Сергеем Рябковым, держателем сирийского досье в российском МИДе, должна была собрать и перевести на дипломатический язык позиции российской, американской, иранской и сирийской сторон по поводу того, каким образом будет происходить процесс химического разоружения с учетом интересов всех сторон.

Далее, к процессу подключилась другая группа экспертов, возглавляемая директором «Росатома» Сергеем Кириенко и состоящая из специалистов-атомщиков, возводивших АЭС в Бушере. Именно этой группе было поручено взаимодействовать с иранскими коллегами и проработать текст документа, касающегося перспектив иранской ядерной программы, в соответствие с ранее достигнутыми общими договоренностями между Владимиром Путиным и Бараком Обамой.

Параллельно со стороны США в этом процессе участвовали заместитель Госсекретаря США Уильям Бёрнс, советник по национальной безопасности вице-президента Джо Байдана Джейк Салливан, старший директор Совета национальной безопасности США по Ирану, Ираку и делам Персидского залива Панет Тальвар, которые вступили в переговоры с Ираном незадолго до июньских президентских выборов.

Еще одним важным участником переговорного процесса был султан Омана Кабус бен Саид бен Теймур, который выполнял, начиная с 2012 года, посредническую функцию в процессе обмена сообщениями между Вашингтоном и Тегераном, а также оманский министр обороны Сайид Бадр бин Сауд Аль Бусайдият.

Проделанная на очень высоком экспертном и дипломатическом уровне работа, в итоге, как и было нами предсказано, создала благоприятную почву для вступления Ирана в прямые переговоры с Вашингтоном после открытия очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 23 сентября и возобновления переговоров с «шестеркой» международных посредников (Россия, Великобритания, Китай, США, Франция, Германия). Результатом этой колоссальной работы явилась достигнутое 24 ноября историческое соглашение между Ираном и «шестеркой», согласно которому Иран сократит работы в рамках ядерной программы, предоставит международным экспертам доступ для более тщательных проверок, а экономические санкции в отношении страны будут ослаблены.

Как видно из вышеприведенных фактов, главную роль в заключении исторического соглашения с Ираном сыграла отнюдь не «шестерка», а три государства – США, Россия и Оман, которые теперь вместе с Ираном, по всей видимости, будут претендовать на переформатирование Большого Ближнего Востока.

 

Ось Израиль – Саудовская Аравия – Франция: за войну с Ираном любой ценой

Как только сближение Ирана и США стало явным, на мировой арене начал приобретать все более отчетливые очертания новый альянс, представленный еще совсем недавно двумя традиционными врагами – Израилем и Саудовской Аравией. И когда за несколько месяцев до этого, в сентябре бывший премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт, выступая на Евразийском форуме развивающихся рынков в Астане, говорил о создании инновационной оси Саудовская Аравия – Израиль, по которой бы циркулировали технологии и инвестиции, то воспринято это было, как минимум, весьма скептично, а то и вовсе как некое недоразумение. Однако теперь эта ось начинает наполнятся геополитическим смыслом. Одним из ее архитекторов считается глава саудовской разведки принц Бандар бин Султан, заявивший недавно, что его страна вскоре «существенно изменит внешнеполитический курс», подвергнув пересмотру, прежде всего, свои отношения с США из-за расхождений позиций по сирийскому кризису и иранской ядерной программе.

Сразу после завершения очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке в Израиль начали прибывать высокопоставленные особы из Саудовской Аравии и других эмиратов Персидского залива с целью согласования позиций по Ирану в связи со смягчением политики США. Тогда же Израиль, Саудовская Аравия и другие монархии Персидского залива согласились координировать свои лоббистские усилия в Конгрессе США, чтобы не допустить снятия экономических санкций со стороны США в отношении Ирана и сорвать их сближение по вопросу иранской ядерной программы.

Необходимо сказать, что такой резкий разворот США к Ирану стал неожиданным не только для Саудовской Аравии и Израиля, но и для ряда европейских столиц, например, Берлина и Франции.

Кстати, 17 ноября французский президент Франсуа Олланд и министр иностранных дел Лоран Фабиус посетили Израиль с той же целью, что и их саудовские коллеги. На повестке дня визита было обсуждение совместной позиции Франции, Израиля и Саудовской Аравии в отношении иранской ядерной программы в свете следующего раунда переговоров Ирана с «шестеркой» в Женеве 20 ноября. Незадолго до этого, во время предшествующего раунда переговоров именно неуступчивость Франции, стала причиной того, что тот раунд переговоров в Женеве закончился без подписания договоренностей.

Скорее всего, Франции было сделано предложение присоединиться к антииранскому альянсу, состоящему из Израиля, Египта, Саудовской Аравии и Объединенных арабских эмиратов для того, чтобы рассмотреть любые возможности срыва мирного урегулирования проблемы иранской ядерной программы, включая боевые действия против Ирана.

Между прочим, по информации британского издания Sunday Times, полученной от дипломатических источников, возможность военной операции уже обсуждается Тель-Авивом и Эр-Риядом. Нападение на Иран может последовать в том случае, если результаты переговоров по иранской ядерной программе не удовлетворят ни Израиль, ни Саудовскую Аравию.

Израиль, который не участвовал в переговорах «шестерки», тем не менее, настаивал на нескольких обязательных требованиях, которые активно лоббировались французской стороной на переговорах. Первое – поставить все иранские ядерные объекты под международный контроль прямо сейчас. Во-вторых, приостановить обогащение урана до 20%. В-третьих, снизить накопленные запасы (ядерного топлива). Наконец, остановить строительство завода в Араке (где может производиться оружейный плутоний).

Однако по нашей информации, эти требования полностью противоречили тем условиям, которые были согласованы между Вашингтоном, Москвой и Тегераном, прежде чем Иран вступил в прямые переговоры с США.

 

Причины смещение баланса на Ближнем Востоке

Многих аналитиков до сих пор не перестает беспокоить вопрос, почему США вдруг предпочла своему старому союзнику Саудовской Аравии одного из своих злейших врагов на протяжении последних 40 лет – Иран?!

Действительно, 4 февраля 1945 года, в конце Второй мировой войны, на борту корабля американского флота USS Quincy в Суэцком канале состоялась подписание договора между Президентом США Франклином Рузвельтом и королем Саудовской Аравии Абдул-Азизом ибн Саудом. В соответствие с этим договором, США гарантировала неизменную поддержку саудовской королевской семье и нефтяной компании Aramco, пока те обеспечивают бесперебойные поставки черного золота. Однако сегодня это уже все в прошлом…

Специалист по Ближнему Востоку Ардаван Амир-Аслани выделяет несколько тому причин. Во-первых, это связано с неминуемой энергетической независимостью Америки. Так, за десять лет импорт энергоносителей в стране упал почти вдвое. Уже к 2017 году США выйдут на первое место в мире по добыче нефти, оставив позади Саудовскую Аравию, а с 2020 года сами начнут экспорт углеводородов. Это означает, что Вашингтон будет рассматривать нефтяные монархии Персидского залива как потенциальных конкурентов.

Во-вторых, после 11 сентября 2001 года американцы осознали, что угрожающий им цивилизационный конфликт связан с особой формой исламизма, а именно ваххабизмом. Сегодня не секрет для Вашингтона и то, что афганские талибы, исламисты из сирийского «Фронта ан-Нусра» и прочие радикальные суннитские движения получают финансовую помощь и оружие из Саудовской Аравии.

В-третьих, вероятно, США постепенно начинает воспринимать Тегеран и как потенциального союзника в стратегии по сдерживанию Китая, и как возможную альтернативу саудовской нефти. Иран со своим вторым местом в мире по запасам газа и третьем – по резервам нефти, а также 80-миллионным населением сможет затормозить наступление Пекина и стать мощным региональным противовесом для влияния Китая и Пакистана, которое все больше и больше скатывается в зависимость от аравийцев и китайцев.

Таким образом, взлет добычи нефти и газа в США и возвращение Ирана на мировую арену кардинальным образом изменяют геополитический расклад не только на Ближнем Востоке, но и в мире в целом. Вашингтон поворачивается от традиционных саудовских союзников в сторону Тегерана, который потенциально может стать противовесом для влияния Пекина в регионе. Как полагает Ардаван Амир-Аслани, в тоже время китайцы могут прийти на смену американцам в Эр-Рияде, а американцы вытеснить китайцев из Тегерана.

Возможно, что США действительно решили поспособствовать превращению Ирана в региональную силу в противовес усиливающемуся Совету сотрудничества арабских государств Персидского залива, в который входят Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Кувейт, Катар и Оман. В этой связи весьма вероятно, что США на самом деле не против того, чтобы Иран продолжал свою ядерную программу, тем более на фоне сообщений о том, что в скором времени Саудовская Аравия может получить готовые ядерные боеголовки из Пакистана в качестве благодарной платы за финансирование пакистанской ядерной программы. Таким образом, к оси Израиль – Саудовская Аравия – Франция могут добавиться Пакистан и Китай.

Кстати, именно в этот момент в New York Times была опубликована статья под названием «Как 5 стран могут превратиться в 14», которая во многом воспроизводит план США 1980-х годов по переформатированию ближневосточного региона в Большой Ближний Восток на основе трансформации политических режимом и пересмотра границ стран региона. В статье отмечается, что в долгосрочной перспективе Саудовская Аравия может столкнуться с собственными, внутренними разногласиями. Переход власти к следующему поколению князей, конфликты между суннитами и шиитами, экономические проблемы – все это может разделить страну на 5 регионов (Северная Аравия, Южная Аравия, Западная Аравия, Восточная Аравия, Ваххабистан).

По слухам, за несколько дней до заключительного раунда «шестерки» с Ираном Израиль направил в Белый дом в Вашингтон документ, содержащий информации о том, как и когда поэтапно Иран создаст ядерное оружие, если реализация стратегии Обамы-Керри продолжится. Этот документ был направлен в Совет национальной безопасности во главе с Сьюзан Райс, так как коммуникация между канцелярией премьер-министра в Иерусалиме и Государственным департаментом почти сошла на нет. В израильском документе содержится подробный отчет, который шаг за шагом демонстрирует, каким образом дипломатическая стратегия США в отношении иранской ядерной программы приведет к созданию бомбы в течение следующих шести месяцев. Вероятно, Израиль таким шагом предпринял последнюю попытку переубедить США.

США, понимая, что дальнейшее противодействие сделки с Ираном со стороны Израиля и монархий Персидского залива будет усиливаться, уже предложили пакет мер, направленный на усиление вооруженных сил этих стран, чтобы развеять у них все сомнения относительно договоренностей с Ираном.

Однако эти предложения, судя по всему, не сильно убедили Израиль и Саудовскую Аравию изменить свою позицию. На прошлой неделе состоялся трехсторонний телефонный разговор между президентом США Бараком Обамой, премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху и королем Саудовской Аравии Абдаллой ибн Абдель Азизом, во время которого двое последних попытались еще раз переубедить Обаму в ошибочности выбранной дипломатической стратегии в отношении Ирана. По их данным, на сегодняшний день Иран обладает или уже способен произвести как минимум 4 ядерных бомбы.

Таким образом, недоверие между США и ее бывшими союзниками возрастает с каждым днем, что способствует большему сплочению антиирански настроенных государств в рамках израильско-саудитской оси. На этом фоне появилась информация, что Саудовская Аравия активировала соглашение с Пакистаном от 2004 года, согласно которому Саудовская Аравия профинансировала пакистанскую программу создания ядерного оружия взамен на поставку нескольких готовых ядерных бомб или боеголовок с необходимыми средствами доставки.

Якобы этот процесс уже запущен под руководством нового командующего вооруденными силами Пакистана генерала Рахеела Шарифа, происходящего из военного клана Пунджаби. По сути это означает, что Пакистан присоединяется к антииранскому альянсу на стороне Саудовской Аравии и Израиля, а также вносит изменения в стратегический ландшафт юго-восточной Азии.

В частности стало известно, что в скором времени из индийской столицы Нью-Дели в Тегеран будет направлена группа проектировщиков и инженеров, чтобы ускорить строительство южного иранского порта Чахбехар рядом с пакистанской и афганской границей, наиболее важной военно-морской базы Индии в Аравийском море. Нью-Дели рассматривает базу в Чахбехаре в качестве противовеса для большой военно-морской базы Китая в пакистанском порту Гвадар в Аравийском море. Таким образом, сближение Ирана с Индией, которое широко приветствовали в Вашингтоне, способствует присоединению Китая к пакистано-саудитскому альянсу, которые, в свою очередь, собираются сообща противодействовать растущему американо-иранскому влиянию в Афганистане. В итоге, на данный момент формируется ось Израиль – Франция (ЕС в целом) – Саудовская Аравия – Пакистан – Китай, которая противостоит оси США – Россия – Иран – Индия.

Все это, безусловно, серьезным образом влияет на расклад сил не только на Ближнем Востоке, но и в мире в целом. Кстати, европейские столицы, прежде всего Берлин и Париж, которые также остались недовольны секретными переговорами США и России с Ираном, начали вовлекаться в борьбу на стороне израильско-саудитской оси. В частности, «неожиданные» результаты вильнюсского саммита «Восточного партнерства», в результате которого Украина так и не подписала Договор об ассоциации с ЕС, явились прямым следствием противостояния между этими двумя осями.

Продолжение следует...

Арсений Сивицкий

Арыгінал публікацыі ў газеце "Звязда"

 

Предыдущий материал, связанный с этой темой:

Почему план Путина по Сирии - это план Обамы?