Российская стратегия в Сирии

вт, 11/03/2015 - 03:18
Российская операция в Сирии

О многоцелевой и многоуровневой игре России в Сирии

Директор Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск, Беларусь) Арсений Сивицкий заявил 1news.az, что вовлекаясь в сирийский кризис, Москва ведет многоцелевую и многоуровневую игру, связанную с увеличением своего критического влияния на военно-политические процессы не только в самой Сирии, но и на Ближнем Востоке в целом.

По его словам, после того как Кремлю не удалось обменять свое присоединение к антитеррористической коалиции под эгидой США и заморозку конфликта на востоке Украины на уступки со стороны Вашингтона по украинскому кризису, а именно - признание присоединения Крыма и снятие санкций с России, Москва провозгласила о создании параллельной антитеррористической коалиции совместно с Сирией, Ираком и Ираном. «Таким образом, оказав военно-воздушную поддержку сирийским проправительственным вооруженным силам, Россия продемонстрировала ряду государств региона и за его пределами, а также вовлеченным в сирийский кризис политическим силам и группировкам, что она является весомым игроком на Ближнем Востоке, с позицией которого необходимо считаться.

При том, что эта позиция необязательно заключается в непосредственной поддержке лично Башара Асада. Аналогичное понимание сегодня существует и в Вашингтоне. Но в силу того, что действия России в украинском и сирийском кризисе, как и отсутствие жесткой реакции на них со стороны Белого дома превратились в предмет острых внутриполитических дискуссий в преддверии президентской кампании в США, американская сторона ограничивается сугубо техническими вопросами взаимодействия с Россией, прежде всего направленными на недопущение инцидентов между военно-воздушными силами, а также ограниченным обменом разведывательной информацией о позициях ИГИЛ», - считает аналитик.

По оценкам Арсения Сивицкого, на сегодняшний день военное вмешательство России в сирийский конфликт, с одной стороны, позволило укрепить позиции проправительственных сил, нанеся определенный ущерб подразделениям вооруженной оппозиции, но в то же самое время и поставить в полную зависимость режим Башара Асада от этой поддержки даже в большей степени, чем Дамаск был зависим от Ирана в этом плане. «С другой стороны, российское военное вмешательство усилило региональные противоречия между Ираном и Саудовской Аравией, которые в августе в Дохе достигли определенных компромиссов и наметили дорожные карты решения сирийского и йеменского кризисов. Неприкрытое военное вмешательство России да и еще с показательным взаимодействием с Ираном по сути сорвало эти договоренности. Более того, эффективность российских авиаударов по ИГИЛ под большим вопросом (только 20% из них приходится по целям ИГИЛ, все остальные – по оппозиции и Аль-Каиде), однако они косвенно поспособствовали консолидации противоборствующих террористических группировок против сирийских правительственных войск в тактических целях (речь прежде всего идет о Фронте ан-Нусра и ИГИЛ, которые ранее вели борьбу друг с другом).

Обратите внимание: за последние несколько месяцев в Москве побывали министр иностранных дел Ирана Джавад Зариф, командующий бригадой Аль Кудс Корпуса стражей Исламской революции Касем Сулеймани, наследный принц Саудовской Аравии Мухаммад бин Найеф, заместитель наследного принца Мухаммад бин Салман, наследный принц ОАЭ Мухаммад бин Заид, премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху и президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган. Также были слухи о том, что за последнее время Москву посетили несколько лидеров сирийской оппозиции, в том числе бывший сирийский генерал Манаф Тлас, входивший до своего бегства из Сирии в ближайшее окружение Башара Асада.

При посредничестве Москвы были организованы переговоры между главой сирийской разведки Али Мамлюком и саудовским принцем Мухаммадом бин Салманом. Примечательно, что на этих переговорах речь шла об организации переходного периода в Сирии, уходе Башара Асада с политической сцены и разрыве стратегических отношений между Дамаском и Тегераном. В последние недели контакты между официальными представителями Кремля с лидерами оппозиционной Сирийской национальной коалиции участились.

Таким образом, Москва поддерживает контакты со всеми конфликтующими сторонами и силами как в самой Сирии, так и за ее пределами. В некоторых случаях речь идет не просто о технических консультациях, как например, с США, но также о дипломатическом и разведывательном треках сотрудничества. Это свидетельствует о том, что российское руководство рассматривает различные варианты решения сирийской проблемы в зависимости от складывающейся региональной и глобальной конъюнктуры. И эти варианты включают в себя как усиление военной поддержки Асада, так и принуждение его к уходу и переходному периоду.

Судя по всему, на сегодняшний день одной из таких актуальных опций является уход Башара Асада из политической жизни Сирии, проведение новых президентских выборов с формированием переходного совета, который бы включал как представителей нынешнего правительства, так и оппозиции. Такой вариант решения сирийского кризиса продвигают Саудовская Аравия и остальные монархии Персидского залива, Турция, Иордания, Израиль и ряд других государств. Видимо, по этой причине, чтобы обсудить условия переходного периода и проведения новых президентских выборов в Сирии, и состоялся неожиданный визит Асада в Москву.

В целом же стратегия России в Сирии призвана обеспечить условия для реализации российских национальных интересов на Ближнем Востоке, углубление критической вовлеченности в региональные процессы. Если для этого необходимо пожертвовать Асадом, почему бы и нет? Тем более что на кону не только сохранность объектов российской военной инфраструктуры на побережье Сирии, но и возможность навязывать свои условия участия в проектах, связанных с освоением нефтегазовых месторождений на Средиземноморском шельфе совместно с рядом ближневосточных и европейских стран и компаний»,- пояснил аналитик. Согласно прогнозам Сивицкого, если ситуация будет развиваться по сценарию распада Сирии на несколько частей, то России удастся контролировать прибрежную алавитскую часть.

В случае же, если противоречия между региональными соперниками накалятся до предела и из гибридной войны перейдут в фазу открытого военного противостояния, то Москва, судя по косвенным данным, способна очень быстро свернуть свое военное присутствие в Сирии. «Не следует наивно полагать, что Россия не извлекла никаких уроков из советской кампании в Афганистане. Однако считать, что Москва заинтересована в скорейшей деэскалации напряженности на Ближнем Востоке с учетом ее влияния на мировые нефтяные котировки также было бы наивно. В краткосрочной перспективе такая многоцелевая и многоуровневая стратегия Кремля в сирийском кризисе кажется беспроигрышной, чего не скажешь о ее долгосрочных эффектах», - подытожил белорусский эксперт.

Источник: 1news.az

 

Нельзя сказать, что цель российской операции в Сирии – это поддержка Башара Асада

Касательно российского вмешательства в сирийский конфликт, и о результатах этого вмешательства есть множество версий и мнений. Что это дает России? Как это скажется на другом конфликте, в который также вовлечена Москва, с этим вопросом мы обратились к Арсению Сивицкому, директору Центра стратегических и внешнеполитических исследований (Минск, Беларусь).

Россия де факто вовлечена в конфликт на Украине, кроме этого с некоторых пор Россия начала проводить военную операцию в Сирии, с целью поддержать своего союзника Башара Асада. Это было воспринято в российском обществе неоднозначно. Как в считаете участие России в сирийском конфликте, который может оказаться вторым Афганистаном, ослабит ее позиции в украинском вопросе или наоборот усилит?

Вовлекаясь в сирийский кризис, Россия ведет многоцелевую и многоуровневую игру с целью усилить свою критическую вовлеченность в геополитические процессы на Ближнем Востоке и за его пределами. В этом контексте можно говорить о том, что сирийский и украинский кризисы связаны между собой с точки зрения поведенческой стратегии России.

Изначально своей сирийской операцией Кремль преследовал цель отвлечь внимание мирового сообщества от украинского кризиса, в частности – от результатов расследования инцидента с малазийским Боингом, разбившемся под Донецком летом прошлого года. И нужно отдать должное российской дипломатии – Москве это удалось. Параллельно с наращиванием своего военно-политического присутствия в Сирии, российское руководство реализовало ряд шагов, направленных на деэскалацию напряженности и заморозку конфликта на востоке Украины. В преддверии 70-ой сессии Генеральной Ассамблеи ООН и переговоров по украинскому кризису в нормандском формате в Париже это было важно с точки зрения имиджа России на международной арене.

Далее, Кремль надеялся обменять свое присоединение к антитеррористической коалиции под эгидой США и заморозку конфликта на востоке Украины на отмену со стороны США антироссийских санкций и признание присоединения Крыма к России. Однако Барак Обама не принял предложения Владимира Путина. Поэтому практически сразу же Россия объявила о создании параллельной коалиции против ИГИЛ совместно с Ираком, Ираном и Сирией для того, чтобы обосновать свое военное присутствие в Сирии.

Россия поддерживает активные контакты со всеми политическими силами и сторонами конфликта как в Сирии, так и за ее пределами, даже несмотря на то, что их интересы в этом конфликте абсолютно противоположны. Это свидетельствует о том, что российское руководство рассматривает различные варианты решения сирийской проблемы в зависимости от складывающейся региональной и глобальной конъюнктуры. И эти варианты включают в себя как усиление военной поддержки Асада, так и принуждение его к уходу и переходному периоду. За второй вариант активно выступают ряд государств региона, прежде всего Саудовская Аравия, Катар, Турция, Египет и др. Именно с этими государствами Россия в последнее время вела очень интенсивные переговоры.

Поэтому нельзя сказать, что цель российской операции в Сирии – это поддержка Башара Асада. Как раз таки наоборот, сегодня Россия оказывает давление на Башара Асада c целью принудить его к началу переходного периода и проведению новых президентских выборов даже без его участия. Собственно говоря, с этой целью Башар Асад и был приглашен в Кремль. Москве удалось поставить его практически в полную зависимость от своей военно-политической поддержки на фоне пересмотра Ираном своей вовлеченности в сирийский конфликт. И таким образом, Башар Асад сегодня вынужден согласиться с тем планом сирийского урегулирования, который сейчас активно продвигается Москвой и ее ближневосточными партнерами, прежде всего, Саудовской Аравией. Не просто же так Кремль организовывал переговоры главы сирийских спецслужб Али Мамлюка с заместителем наследного принца Мухаммедом бин Салманом?!

То есть сейчас игра Москвы сводится к тому, чтобы наиболее выгодным образом обменять свое влияние на Асада с целью принуждения его к уходу на экономические и военно-политические дивиденды от региональных игроков. В этом контексте речи о глубокой вовлеченности в сирийский конфликт по аналогии с советской кампанией в Афганистане не идет.

Источник: The Great Middle East