Социальные протесты в Беларуси: что делать дальше?

пн, 03/06/2017 - 05:23

Продолжение. См.:

Социальные протесты в Беларуси: сценарии развития ситуации

Социальные протесты в Беларуси: внешнеполитический аспект

Социальные протесты в Беларуси: внутриполитический аспект

 

Социальные протесты в Беларуси: что делать дальше?

Возвращение Александра Лукашенко в Беларусь после прошедших 17, 19 и 26 февраля массовых акций протеста было отмечено отсутствием стратегического послания белорусскому обществу

Власть оказалась без стратегии?

Глава государства, безусловно, не мог проигнорировать острейшие вопросы, стоящие на повестке дня белорусского общества. Но высказался по ним весьма расплывчато. По ситуации вокруг декрета № 3 было сказано, что «тунеядцев» неназванные силы пытаются использовать в своих «корыстных интересах». Что можно понимать как мягкое осуждение акций протеста.

По ситуации в стране – был сделан реверанс в сторону «разумного национализма», который теперь, вероятно, станет едва ли не частью официальной идеологии властей. Об этом, в частности, свидетельствует то, как тщательно власти подошли к использованию конфликта вокруг строительства бизнес-центра в Куропатах. Государственные спикеры (руководитель объединённой редакции газеты «Советская Белоруссия» Павел Якубович, первый заместитель председателя КГБ Игорь Сергеенко) однозначно выступили за создание мемориала жертвам репрессий в этом особом для национальной памяти белорусов месте, а застройщик оказался психологически готов прекратить строительство и перенести его в другое место.

Параллельно в городах Беларуси организаторы и активные участники февральских социальных протестов были вызваны в правоохранительные органы и получили штрафы в соответствии с положениями законодательства об административных нарушениях. При этом в государственных и ряде негосударственных СМИ была распространена информация о санкциях за неуплату «налога на безработицу».

Таким образом, власти подтвердили своё намерение и дальше реализовывать декрет № 3. При этом для того, чтобы смягчить общественное недовольство, было принято решение сделать уступки национально ориентированной части общества и усилить националистические тенденции в государственной идеологии. Параллельно были начаты мягкие репрессии против организаторов и активистов социальных протестов. Иными словами, в терминах, использованных в предыдущей статье, была начата реализация Сценария 2 «Торжество административного ресурса».

Данный шаг, как уже было отмечено, несёт ряд рисков:

1) В случае ожидаемо высокого протестного потенциала населения или вполне вероятной его поддержки со стороны России действия властей могут привести к переходу противостояния к более активной фазе, в том числе – связанной с открытым силовым противостоянием. Этому, в частности, будет способствовать практика взыскания задолженности и штрафов с неплательщиков «налога на тунеядцев», которых в стране насчитывается более 400 тыс. человек (заплатили налог около 54 тысяч человек из 470 тысяч, получивших письма от налоговой инспекции).

2) Сочетание националистической и антисоциальной риторики со стороны властей ведёт не к использованию национализма для укрепления легитимности власти, а к дискредитации национализма с последующей невозможностью его использования властью для мобилизации общества. Этому дополнительно будет способствовать неизбежная практика деления общественных групп на «разумных» и «неразумных» националистов.

3) В социологическом плане действия властей представляются непоследовательными. Сталкиваясь с перспективой размывания своей социальной базы (бюджетники, работники государственных предприятий, номенклатура, пенсионеры, а также значительная часть аполитичных «тунеядцев»), власть делает ставку на меньшинство (пусть и более многочисленное, чем ранее), для которого релевантен националистический нарратив. При этом, отказываясь от популистской политики через декрет № 3, власти в то же время не делают ставку на бизнес-сообщество и не поддерживают публично структурные реформы экономики. Иными словами, пока тактика властей обуславливает максимально возможное сокращение базы её социальной поддержки. Даже открытый либерально-националистический или популистско-пророссийский курс (оба из них, на наш взгляд, были бы ошибочны в текущей ситуации) не привёл бы к такому негативному результату.

Что делать?

Что делать зависит от того кому делать и с какой целью делать. Мы не будем рассматривать действия, исходящие из цели нанести ущерб суверенному развитию Республики Беларусь. Сосредоточимся на тех действиях, которые необходимо предпринять, исходя из цели укрепления устойчивости белорусского государства в реально существующих условиях.

Белорусское общество

Оппозиция и гражданское общество в Беларуси, получившие в последние месяцы дополнительные возможности для действия, сталкиваются с проблемой отсутствия однозначности и единства на уровне целеполагания. Эта ситуация усугубляется непрозрачностью и отсутствием достоверной информации о внешних источниках поддержки тех или иных групп и структур (за исключением некоторых пророссийских структур, ситуация вокруг которых является вполне очевидной).

Ключевым требованием к организаторам протестов, безусловно, является требование ответственности за осуществляемые действия. Это требование предполагает, прежде всего, что сам ход протеста должен находиться под контролем организаторов и лидеров. Проблема, однако, состоит в том, что данное требование прямо противоречит той особенной черте февральских протестов, которая делает их очень привлекательными, - их децентрализованности.

Дальнейшая ставка на децентрализованные протесты чревата тем, что эти выступления станут ареной для действий провокаторов и других весьма специфических элементов (см. информацию здесь), что может вновь привести к глубокому политическому кризису. В то же время отказ от децентрализации позволит власти сконцентрировать усилия репрессивного аппарата на организаторах и лидерах и быстро парализовать механизм подготовки и проведения протестов, что приведёт к невыполнению требований протестующих.

Та же дилемма существует и в целом вокруг вопроса о протестах. С одной стороны, отказ от них в текущих условиях вероятней всего приведёт к игнорированию требований протестующих и дальнейшей реализации декрета № 3 (с возможными последующими ещё более масштабными и неконтролируемыми протестами). С другой стороны, продолжение протестов может привести к усилению конфронтации и переходу противостояния в силовые формы.

Что делать в такой ситуации, могут решать только сами организаторы и участники протестов. Однако однозначным представляется то, что ответственность за конечный результат (пусть даже не предполагавшийся организаторами и протестующими) этого процесса будет лежать и на них тоже.

Белорусское руководство

Впрочем, однозначным представляется и то, что ход дальнейшего развития сложившейся ситуации решающим образом зависит от действий самих властей, а не протестующих.

Специфика текущей ситуации для белорусского руководства состоит в том, что в сравнении с ситуацией, имевшейся ещё шесть–восемь месяцев назад, произошло резкое обострение существовавших вызовов и угроз (военно-политических, экономических, в сфере торговли, энергетики), а кроме того к ним добавились новые вызовы и угрозы (в сфере миграции, в сфере общественно-политической стабильности).

Такая деградация ситуации в области национальной безопасности, сопровождающаяся нарастанием спектра рисков, вызовов и угроз, чревата исчерпанием ресурсов и возможностей, которые власть может задействовать для осмысления динамики стратегической ситуации и действия в ней. Ответ на данный эффект исчерпания ресурсов может быть только один: такое изменение внутренней организации и образа действий власти, которое позволяет редуцировать сложность ситуации. При этом редукция должна быть корректной, не ведущей к критическому искажению картины происходящего.

Упомянутые изменения, на наш взгляд, могут состоять в следующем:

1) Принятие Главой государства стратегических решений по ключевым вопросам повестки дня (экономические реформы, включая реформы рынка труда; характер взаимоотношений с Российской Федерацией; характер национальной политики) и выход из ситуации «вечного выбора».

2) Удаление идеологического и политического измерения из внутриаппаратных дискуссий, переход к технократическому формату обсуждения ключевых проблем и решений и их реализации в условиях стратегической определённости (выполнения условия 1).

3) Выделение главных проблем, требующих скорейшего решения, исходя из сложившейся ситуации. В настоящее время можно выделить следующий список таких проблем:

- обеспечение экономического выживания в условиях продолжающегося комплексного давления со стороны Российской Федерации (доступ к сырью, рынкам сбыта, действия в отношении предприятий, которые временно не могут функционировать из-за внешних ограничений, но должны быть сохранены);

- проведение экономической политики, позволяющей осуществить структурную реформу и модернизацию экономики, а также смягчить негативные эффекты как самой реформы, так и неблагоприятной внешней конъюнктуры (смена подходов к безработице, создание временных рабочих мест, стимулирование развития предпринимательства и экономической эмиграции, реализация приоритетных инвестиционных проектов с привлечением иностранного капитала);

- сохранение легитимности власти и недопущение дестабилизации общественно-политической обстановки в стране (налаживание эффективной системы обратной связи, запуск в той или иной форме диалога власти и общества, подтверждение приоритета социальной справедливости в условиях рыночной экономики). Особого внимания при этом требует имидж Александра Лукашенко и власти в целом, который должен быть фактором, объединяющим, а не разделяющим общество. Личные предпочтения и эмоции, способные вносить дополнительное разделение в белорусское общество, как например, ношение действующим министром формы сотрудника НКВД на праздничных мероприятиях, должны остаться в прошлом;

- обеспечение национальной безопасности, прежде всего, перед лицом комплексного давления со стороны Российской Федерации (обеспечение военной безопасности, снижение влияния Российской Федерации в области государственной и общественной безопасности, в информационном пространстве). Особого внимания при этом требует аналитическое обеспечение белорусской политики в отношениях с Российской Федерацией, поскольку, судя по ряду признаков, заявления и действия белорусской стороны в этой сфере основывались на ложных представлениях и расчётах (например, бесперспективной была персональная атака против главы Россельхознадзора С.Данкверта, представленного белорусской стороной как своекорыстный олигарх, но в реальности являющегося абсолютно системным игроком, реализующим политику руководства Российской Федерации). Белорусская политика в отношениях с Россией должна быть лишена эмоций и основываться только на точном анализе и трезвом расчёте;

- сохранение и усиление международной позиции Республики Беларусь как донора региональной стабильности и безопасности (за счёт выдвижения и реализации ряда инициатив как по первому, так и по второму треку дипломатии).

Решение этих проблем, безусловно, является крайне трудным делом. Однако при переводе работы государственных органов из политико-идеологического режима в технократический решение их представляется вполне возможным.

Важной особенностью при этом является необходимость аналитического и управленческого разделения обозначенных проблем/приоритетов и недопущение попыток использовать успех в одной из них для того, чтобы по заведомо идеологическим мотивам избежать решения других.

Послесловие: о декрете № 3

Что же в итоге делать с декретом № 3?

Спектр возможностей для властей – самый широкий. Можно его отменить. Можно приостановить его действие. В качестве альтернативы неплохо было бы наряду с базой избирателей создать также базу плательщиков ФСЗН и тех, кто без «уважительных причин» в ней не состоит, не пускать на бесплатные приёмы к врачам в поликлиниках. По существу самое главное состоит в том, что в вопросе регулирования рынка труда должны быть реализованы подходы, совместимые с идущими структурными реформами в экономике (то есть, предполагающие отказ от «наказания за безработицу» и увеличение пособия по безработице). Каким образом при этом решить проблему «необоснованной» неуплаты социальных налогов теми, кто пользуется услугами социальной сферы, должны придумать компетентные органы. Но сделано это должно быть без тех чудовищных издержек для взаимного доверия власти и общества, а также общественно-политической стабильности в Беларуси, которые наблюдаются сегодня.

Обращаясь к матрице сценариев, описанных в предыдущей статье, следует также отметить, что способность власти пойти в русле Сценария 1 – то есть, первой пойти на уступки, в любом случае ставит её в более выигрышное положение. Даже если оппозиция и протесты полностью управляются со стороны Российской Федерации и нацелены на эскалацию напряжённости, разумный шаг даёт власти сильную стартовую позицию, в том числе и для того, чтобы в случае необходимости затем легитимно применить силу для предотвращения наихудшего сценария.

Опубликовано в сокращённом виде на сайте "Наше мнение"