Почему план Путина по Сирии - это план Обамы?

чт, 09/19/2013 - 17:56
План Путина по Сирии - это план Обамы

Результаты годичного мониторинга ситуации вокруг сирийского кризиса позволяют констатировать, что план химического разоружения Сирии, озвученный президентом России Владимиром Путиным во время саммита G20 в Санкт-Петербурге, был разработан почти год тому назад военно-политическим руководством США и предложен для реализации российской стороне.

Почему план Путина по Сирии – это план Обамы?

А также как связаны между собой сирийский кризис, Эдвард Сноуден, иранское ядерное досье и саммит Восточного Партнерства

Первоначальный план интервенции в Сирию

Еще неделю назад, казалось, судьба Сирии предрешена и вот-вот начнется интервенция международной коалиции. Однако вместо этого один из зачинщиков вооруженного вмешательства США в лице президента Барака Обамы взял паузу. Это связано с тем, что первоначальный план интервенции, разработанный военно-политическим руководством США во главе с председателем Объединенного комитета начальников штабов США Мартином Демпси, стал частично неактуальным. Командный центр операции был развернут в столице Иордании Аммане, а командовать операцией должен был американский бригадный генерал Джон Райт, участник вторжений в Афганистан, Ирак и Ливию. При этом участие США в интервенции должно было ограниничиться лишь общей координирующей ролью.

Первоначально план операции против Сирии предполагал, что вооруженные силы США, Франции, Великобритании, Саудовской Аравии и Объединенных арабских эмиратов установят беспилотную зону над центральной и южной частями Сирии, примыкающими к границе с Иорданией. При этом поддержку с воздуха должен был оказать Израиль. Далее, планировалось создать 40-километровую буферную зону, начиная от иорданской границы вплоть до западной и южной окраин Дамаска. Это зону должны были удерживать около 3 тысяч сирийских повстанцев, состоящих из представителей арабоязычной этноконфессиональной группы друзов, прошедших предварительную подготовку в специальных военных лагерях на территории Иордании под руководством американских военных инструкторов и сотрудников ЦРУ. Следующим шагом должно было стать объявление сирийского города Дераа столицей освобожденной Сирии.

Эдвард Сноуден и причина паузы со стороны США

Однако США была вынуждена взять паузу в связи с тем, что ее главные союзники по НАТО, прежде всего Великобритания и Германия, отказались от участия в интервенции без санкции Совета безопасности ООН. Также о своем нежелании участвовать в интервенции высказался и Израиль, который опасается ракетных ударов со стороны Ирана в случае своего участия в операции. Таким образом, первоначальный план, предполагавший широкое вовлечение союзников США по НАТО, не оправдал себя. Единственным натовским государством, которое с самого начала и до сих пор активно рвется в бой против Башара Асада, остается Франция – один из главных инициаторов интервенции в Ливию.

И хотя демарш американских союзников по НАТО вызван их скепсисом относительно представленных мировому сообществу доказательств применения химического оружия Башаром Асадом, масла в огонь также подлил экс-сотрудник Агенства национальной Безопасности США Эдвард Сноуден, обнародовавший информацию о том, что США пристально следят за своими партнерами по Альянсу, прежде всего, за Германией и Великобританией. Дело Сноудена вообще очень существенно повлияло и еще повлияет на американо-европейские отношения. И поэтому недоверие, спровоцированное обнародованной Сноуденом информацией о слежке за союзниками, безусловно, стало экстраполироваться и на вопрос об интервенции в Сирию. Между прочим, глава Еврокомиссии Жозе Мануэль Баррозу уже сделал заявление во время проходящего в Санкт-Петербурге саммита G20, согласно которому ЕС выступает за политическое урегулирование сирийского конфликта.

Кстати, именно во время саммита G20 в Санкт-Петербурге прошли очередные конструктивные консультации по сирийскому вопросу между президентами США и России Бараком Обамой и Владимиром Путиным, которые ознаменовала переход к новой стратегии по сирийскому урегулированию.

Несколько причин изменения стратегии по Сирии

Существует несколько весомых причин, из-за которых США решили изменить свою стратегию по Сирии.

Во-первых, это связано с тем, что сирийские повстанческие силы очень сильно разобщены, главными элементами которых являются Сирийская свободная армия (ядро представлено дезертировавшими сирийскими военными), организациями братьев-мусульман (поддерживается Катаром), радикальными исламистскими ячейками, аффилированными с Аль-Каедой (это, прежде всего, Джабхат Ан-Нусра и Исламское государство в Ираке аль-Шам, поддерживаемые Саудовской Аравией). Они не выступают единым фронтом, более того, эти группы начали вести жесткую борьбу друг с другом. К тому же представители Джабхат Ан-Нусра и Исламского государства в Ираке аль-Шам, наиболее радикальных и воинствующих ячеек Аль-Каеды, неоднократно были замечены в этноконфессиональных чистках, результатом которых стали уже несколько вырезанных курдских и христианских деревень. Более того, методы ведения войны группировки Исламского государства в Ираке аль-Шам настолько жестоки, что даже некоторые радикальные группы такие как, например, Группа Кавказского Джихада, решили покинуть территорию Сирии из-за них.

Как видно из изначального плана интервенции, США решили сделать ставку в вопросе поддержки интервенции на нового игрока, представленного друзами. По сути, друзы – это новый субъект в сирийском конфликте, и ставка США на них в вопросе интервенции свидетельствует о желании американской стороны придать хаотическим процессам управляемый характер, потеснив при этом другие группировки повстанцев, особенно радикалов.

Во-вторых, еще одной причиной отмены интервенции со стороны США является возможный конфликт с Ираном, который может начаться сразу же после проведения военной операции против Сирии. Иран, будучи стратегическим союзником Сирии, с самого начала конфликта принимает активное участие в его разрешении, предоставляя для борьбы с повстанцами элитные подразделения Корпуса стражей исламской революции (по некоторым оценкам, на территории Сирии их находится несколько десятков тысяч человек). Кроме этого на стороне Башара Асада воюет шиитская радикальная группировка Хезболлах, поддерживаемая Ираном. Готовы ли сегодня США к войне с Ираном, вопрос очень сложный. Но то, что война с Ираном может начаться из-за Сирии, является очень серьезным риском, тем более, что такие государства Персидского залива, как Катар и Саудовская Аравия, играют именно на эскалацию сирийского конфликта в направлении войны с Ираном. Многие эксперты вообще считают кризис в Сирии результатом ирано-арабского соперничества в регионе Персидского залива, вызванного планами с одной стороны Катара и с другой – Ирана по строительству газопроводов через территорию Сирии.

В-третьих, существует риск попадания в руки радикальных исламистских группировок таких, как Джабхат Ан-Нусра и Исламского государства в Ираке аль-Шам химического оружия и не только. Недавно Россия направила запрос в МАГАТЭ на анализ рисков, связанных с безопасностью ядерных объектов в Сирии в контексте предполагаемой военной операции США. Россия озабочена рисками, связанными с попаданием заряда по миниатюрному реактору-источнику нейтронов. Однако существуют весьма серьезные подозрения, что Сирия уже давно реализует свою собственную ядерную программу при поддержке Ирана и КНДР. По оценкам экспертов, имеющегося количества обогащенного урана недостаточно для создания ядерной бомбы, однако этого достаточно для создания так называемой грязной ядерной бомбы.

Это означает, что также существует риск того, что в результате интервенции радиоактивные материалы (возможно, даже что-то более серьезное) могут попасть в руки радикальных исламистских группировок, связанных с Аль-Каедой, в чем, безусловно, не заинтересовано ни одно из государств мира, включая США.

Российская инициатива по химическому разоружению Сирии и новая «перезагрузка» с США

14 сентября завершилась встреча в Женеве глав внешнеполитических ведомств России и США Сергея Лаврова и Джона Керри, в результате которого была достигнута договоренность по сирийскому вопросу: стороны выступили за политическое урегулирование конфликта, военное невмешательство и вывод химического оружия из Сирии или его уничтожение к середине 2014 года. На основе российско-американского плана по вступлению Сирии в Организацию по запрещению химического оружия будет выработана резолюция Совета безопасности ООН. Эта резолюция будет предполагать применение силы в случае невыполнения требований сирийской стороной.

И хотя российская сторона уже успела записать на свой счет дипломатическую победу и даже предложить выдвинуть Владимира Путина на Нобелевскую премию мира, сейчас становится очевидным, что авторство этой инициативы принадлежит не только российской стороне.

Дело в том, что плану по химическому разоружению Сирии уже почти год. Впервые он был озвучен как раз после визита Владимира Путина в декабре 2012 года в Турцию, где было заявлено о новых «интересных идеях» по сирийскому урегулированию, а также после трехсторонних американо-российско-турецких консультаций по ситуации в Сирии и в регионе. Подробности этого плана активно обсуждались турецкими аналитическими изданиями. В частности, в середине января 2013 года турецкое издание Zaman сообщило, что руководство США ведет переговоры с Ираком и Россией об операции по изъятию химического оружия с территории Сирии после падения режима Асада. Беспокойство Вашингтона было связано с вероятностью доступа к химическому оружию таких антиамериканских и антиизраильских групп в Сирии, как Хезболла, Джабхат Ан-Нусра и Исламское государство в Ираке аль-Шам. Согласно одному из обсуждаемых сценариев, изъятое химическое оружие должно было быть отправлено на военные объекты, находящиеся в Турции, Ираке или Иордании, и впоследствии уничтожено США и западными союзниками. Другой альтернативный сценарий предполагал вывоз оружия на российском корабле базы ВМФ России в Тартусе и при материальной поддержке Запада его уничтожение на объекте, который планировалось создать в России.

Тогда же другое турецкое издание Yeni Şafak писало еще об одном сценарии, который был предложен России со стороны США. Согласно ему, Сирия могла быть поделена на две зоны, одна из которых отошла бы под контроль повстанцев, в другой сохранилась бы власть центрального правительства. После этого планировалось установить перемирие и начать переговоры о будущем страны. Отмечалось, что для достижения своих целей в Сирии (контроль над сирийским химическим оружием, гарантия формирования «прозападного» ядра переходного правительства в Сирии после ухода Асада; предотвращения укрепления позиций исламистских групп в Сирии) США признали необходимость подключить к «плану по Сирии» лично президента России Владимира Путина, осознавая даже, что это может повлечь за собой сохранение Башара Асада у власти до 2014 года.

Таким образом, как видно из всего вышесказанного, инициатива по химическому разоружению Сирии принадлежит не только российской стороне, а представляет собой результат активных американо-российских консультаций. Этот совместный американо-российский план по Сирии свидетельствует о том, что «перезагрузка» между США и Россией не прекращалась, несмотря на различного рода оценки, тиражируемые в мировых СМИ. Это также свидетельствует о достаточно высоком уровне американо-российского стратегического партнерства.

Однако за российско-американским планом по Сирии кроется кое-что большее, нежели просто химическое разоружение. Дело в том, что данная инициатива является попыткой заставить Иран пересмотреть планы по развитию собственной ядерной программы в соответствие с условиями, на которых настаивает «шестерка». По крайней мере, вопросы химического разоружения Сирии и иранской ядерной программы обсуждались взаимосвязано во время консультаций Владимира Путина и Барака Обамы на саммите G20. Все это время Россия являлась посредником между Ираном и США, между которыми шел активный дипломатический торг. Как только во время саммита G20 Владимир Путин уверил Барака Обаму в том, что химическое разоружение Сирии без применения военной силы поспособствует прогрессу на переговорах по иранской ядерной программе, был озвучен совместный американо-российский план. Предполагается также, что данная инициатива должна создать благоприятную почву для вступления Ирана в прямые переговоры с Вашингтоном после открытия очередной сессии Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке 23 сентября.

Тем не менее, на фоне неопределенности возможных результатов ирано-американских переговоров, Пентагон не предпринял каких-либо изменений в расстановке военных сил вокруг Сирии после заявления США и России о договоренности по вопросу химического разоружения. К тому же, согласно приблизительным оценкам Пентагона, при реализации предложения России по передаче сирийского химического оружия под международный контроль может понадобиться до 75 тысяч человек, которые бы изымали и сопровождали оружие, что, по сути, является замаскированной сухопутной операцией, позволяющей установить контроль над значительной частью сирийской территории.

Позиция Россия неизменна, но варианты возможны

Несмотря на то, что американо-российская инициатива по химическому разоружению снизила вероятность интервенции в Сирию, такая возможность сохраняется. С другой стороны, сейчас интервенция может быть реализована через размещение «международного» контингента.

Россия пытается минимизировать для себя последствия возможной интервенции в Сирию, вступая в переговоры с различными акторами, участвующими в сирийском конфликте. Главная опасность для Москвы – в том, что после возможной военной интервенции часть исламистского радикального «интернационала», воюющего сегодня в Сирии, может быть переброшена на Кавказ, что существенно поспособствует дестабилизации ситуации там накануне зимних олимпийских игр в Сочи в 2014 году. О возможности для Вашингтона воздействовать на Москву через этот «стимул» несколько дней тому назад говорил в беседе с Фаридом Закария известный геополитики Збигнев Бжезинский.

Кстати, во время своего недавнего визита в Россию и встречи с Владимиром Путиным глава саудовской разведки принц Бандар бин-Султан бин-Абдулазиз предлагал России отказаться от поддержки Башара Асада. Взамен Бандар бин-Султан предложил российской стороне использовать свое влияние на кавказских исламистов, которые сейчас воюют на территории Сирии, чтобы те потом не возвратились на Кавказ. Кроме этого, была предложена оружейная схема, по которой Саудовская Аравия оплатила бы закупки российского оружия Египтом, Ливией, Тунисом и Йеменом на сумму $ 15 млрд.; долгосрочный беспроцентный заем на максимально льготных условиях для вложений в модернизацию предприятий российского ВПК; использовать саудитское влияние на Катар с целью ослабления конкурентной активности эмирата на европейском газовом рынке в пользу Газпрома; присоединиться к созданию нового антитеррористического альянса. Между прочим, департамент финансов Абу-Даби, на который также оказывает влияние Саудовская Аравия, запланировал вложить в инфраструктурные проекты России через совместное предприятие с Российским фондом прямых инвестиций до $5 млрд. Меморандум о создании совместного предприятия будет подписан по итогам встречи Путина с наследным принцем Абу-Даби, заместителем верховного главнокомандующего Вооруженными силами ОАЭ Мухаммедом бен Заидом Аль Нахайяном, который прибывает в Россию с рабочим визитом.

Именно из-за угрозы дестабилизации ситуации на Кавказе российское руководство вынуждено рассматривать различные сценарии урегулирования сирийского кризиса, в том числе и поддержку военной операции в Сирии (в том числе – в виде международной операции по химическому разоружению Сирии). И здесь возможен компромиссный вариант между Россией и США в случае, если операция в Сирии будет преследовать две цели – свержение режима Башара Асада и, далее, разгром радикальных исламистских группировок. Судя по первоначальному американскому плану операции с опорой на друзов, такая цель также могла бы преследоваться вторжением, тем более, когда существует риск попадания химического оружия и радиоактивных материалов в руки сторонников Аль-Каеды.

Сирийский кризис и ноябрьский саммит Восточного партнерства

Ноябрьский саммит Восточного партнерства будет проходить на фоне американо-российского консенсуса по сирийскому вопросу, по сути, начала нового этапа «перезагрузки» между США и Россией, которая предполагает ряд взаимных уступок. Так, в 2010 году, как раз, когда был дан старт «перезагрузки», за свое присоединение к оружейному эмбарго в отношении Ирана и жесткой позиции Запада по иранской ядерной программе Россия добилась того, что США временно отказались от своих геополитических притязаний на постсоветский регион, что позволило России не только запустить проект Таможенного союза, в чем решение «белорусского вопроса» на основе договоренностей с Западом играло первостепенное значение, но и значительно усилить свои позиции в Центральной Азии, прежде всего, в Кыргызстане.

Как и в 2010 году, сегодня американо-российский консенсус по сирийскому вопросу, скорее всего, формируется вокруг повестки дня строительства Евразийского союза, пунктом номер один которой является присоединение Украины к ТС. Именно поэтому все формальные и неформальные усилия США сейчас направлены на то, чтобы торпедировать Договор об ассоциации между ЕС и Украиной и не только во время ноябрьского саммита Восточного партнерства в Вильнюсе, но и после него (например, Франция, главный союзник США по сирийскому вопросу, выступает против). Первым таким сигналом в пользу данной гипотезы послужило решение Армении присоединиться к ТС, которая еще совсем недавно собиралась сделать выбор в пользу Договора об ассоциации с ЕС.

С учетом нарастающей конфронтации между США и ЕС по широкому спектру военно-политических и экономических вопросов, европейская сторона будет играть на усиление своих позиций в Восточной Европе и на Закавказье, что может вылиться в ряд неожиданных решений со стороны ЕС в отношении всех шести участников инициативы Восточное партнерство. Однако уже сегодня США предпринимают все необходимые меры для того, чтобы этого не допустить.