«Новая геостратегия России» — экспертный доклад

пн, 09/14/2015 - 13:07

Опубликован новый доклад Центра стратегических и внешнеполитических исследований — «Новая геостратегия России: последствия и вызовы для архитектуры международной безопасности».

Авторы доклада — Арсений Сивицкий и Юрий Царик — рассматривают внешнюю политику Российской Федерации с момента, предшествовавшего началу украинского кризиса (2013 год), как проявление рациональной, прагматичной и эффективной новой геостратегии Москвы. В докладе анализируются последствия этой геостратегии для различных регионов мира (Центральная Европа, Ближний Восток, Центральная Азия), а также её международно-политическая природа. Авторы приводят рекомендации, направленные на сохранение современной архитектуры международной безопасности.

Резюме

Действия Российской Федерации в рамках украинского кризиса, а также на других направлениях внешней политики продиктованы не «историческими травмами» российской элиты или верой в «русский мир», а прагматичной новой геостратегией.

Эта новая геостратегия России состоит из следующих элементов:

1. Перенос линии стратегической обороны от своих границ к линии, проходящей через западную границу Калининградской области, Беларуси, Украины, Приднестровья, южные границы Абхазии и Южной Осетии в Восточной Европе и через восточные и южные границы Казахстана, Кыргызстана, Таджикистана в Центральной Азии;

2. Провоцирование нестабильности в странах вдоль этого стратегического периметра как инструмент уменьшения влияния и присутствия в данных регионах других мировых и региональных держав;

3. Нагнетание напряжённости в регионах мира, занимающих приоритетное положение во внешнеполитической повестке дня ключевых мировых держав, прежде всего на Ближнем Востоке и в Азиатско-Тихоокеанском регионе;

4. Содействие нарастанию конфликтной динамики, которая может обернуться повышением цен на энергоносители на мировых рынках (прежде всего, на Ближнем Востоке, а также в Центральной Азии).

5. Содействие подрыву единства Евро-Атлантики, дезинтеграции ЕС и НАТО, а также усилению напряжённости в отношениях между другими мировыми державами и региональными государствами (прежде всего, между США и Китаем, США и Ираном).

6. Углубление критической вовлеченности в глобальные и региональные процессы, чтобы в подходящие моменты времени обменивать свои позиции на признание со стороны мировых держав постсоветского пространства эксклюзивной сферой российских интересов.

Новая российская геостратегия крайне прагматична и нацелена на достижение вполне конкретных эффектов на временном горизонте от 1 до 4 лет. В долгосрочном плане она опирается на гипотезу о том, что её реализация обусловит такую эволюцию международных отношений, их институциональной и экономической среды, которая существенно улучшит долгосрочные перспективы России. Если новая геостратегия будет успешно реализована, то «новая холодная война», многополярная по своей природе, станет основной институциональной рамкой международной безопасности на обозримую перспективу. В устремлённости к этому результаты интересы Москвы совпадают с интересами её многочисленных союзников по всему миру, некоторые из которых, например, неоконсервативные элиты в США, возможно, играют не подчинённую или равноправную, а руководящую по отношению к действиям Москвы роль.